Главная Спорт «Еще один такой бой — и стану ближе к UFC»

«Еще один такой бой — и стану ближе к UFC»

1 min read
0
0
0

«Еще один такой бой — и стану ближе к UFC»Фото: Юрий Кемаев / Столица С

Чемпион GFC Ринат Фахретдинов — ​«Столице С»

Уроженец Белозерья Ринат Фахретдинов защитил пояс чемпиона GFC в главном поединке турнира по смешанным единоборствам серии GR Fight, который состоялся 3 мая в Пензе. 27-летний чемпион в среднем весе досрочно победил удушающим приемом 34-летнего бразильца Альберто Уду. За схваткой в октагоне наблюдали многочисленные болельщики, среди них чемпион UFC в легком весе Хабиб Нурмагомедов и двукратный олимпийский чемпион по греко-римской борьбе Роман Власов. Как проходила подготовка к турниру? Что сказал Нурмагомедов после боя? Приблизила ли победа бойца из Мордовии к контракту с UFC? Зачем следует соблюдать Рамадан? На эти и другие вопросы чемпион ответил Николаю Кандышеву.

«Еще один такой бой — и стану ближе к UFC»Фото: Юрий Кемаев / Столица С

«С»: Какую оценку поставите себе за это выступление?

— Главное — победил. Настраивался на все три раунда. Противник, откровенно говоря, не подарок. Достаточно сильный, неудобный и опытный. За плечами не одна схватка в UFC, и это чувствовалось в его действиях.

«С»: За счет чего вам удалось так уверенно победить?

— Когда мы оказались в партере, он на мне закрывал треугольник. То есть долго не поддавался, очень внимательно оборонялся против моих приемов. Не давал мне провести свой коронный удушающий. Но потом пропустил удар коленом, может быть, отвлекся. После чего мне удалось закрыть замок на его шее и завершить бой досрочно.

«С»: Альберто Уда сильнее Айгуна Ахметова, с которым вы сравнивали противника до боя?

— Так просто нельзя рассуждать, оба сильные бойцы. Я могу проиграть как тому, так и другому. Каждый бой — ​отдельная история. С Альберто Удой мы можем встретиться снова, и тогда исход поединка может оказаться совсем иной. Много факторов играют роль.

«С»: Сколько времени заняла подготовка к турниру?

— После первой защиты пояса 17 февраля в поединке с Владимиром Миговичем я отдохнул неделю. И начал потихоньку готовиться к встрече с Альберто. Через некоторое время полетел в Махачкалу, где отрабатывал борцовские приемы. Проводил спарринги в том числе с Магомедом Исмаиловым, Рамазаном Эмеевым, Мурадом Абдулаевым. Но упор делал не только на борьбу. Честно говоря, нашел мало видео с выступлениями Альберто. Не знал, придется ли действовать в стойке или в партере. Поэтому акцентировал внимание на физической подготовке, чтобы выдержать все три раунда. Набрал массу, чтобы уложиться в весовую категорию.

«С»: Сначала ваш бой планировался как со-главный, а потом стал главным на турнире. Это добавило нервозности?

— Никакой нервозности не было. Есть клетка, противник, желание биться, а остальное отходит на второй план.

«С»: Ожидали, что вас приедет поддержать столь большое количество земляков?

— Знал, что приедут, но не ожидал, что их будет так много. Похожая ситуация наблюдалась на чемпионате Мордовии. Но в Пензе все было гораздо значительнее. Помимо местных зрителей, приехали болельщики из Татарстана, Мордовии, большая делегация из Москвы. Думаю, организаторы не прогадали, что поставили меня на главный бой.

«С»: Также вас приехали поддержать саранские борцы, братья Сурковы…

— Да, они той ночью улетали в Таиланд, но специально посетили турнир, чтобы поболеть за меня. Успели посмотреть бой, а потом сразу на самолет. Не только Сурковы присутствовали, но и другие борцы: Жамболат Локъяев, Алексей Киянкин. Мне было очень приятно.

«С»: Вы же ездили в Будапешт на чемпионат мира, чтобы поддержать Артема Суркова и Сергея Емелина. Теперь ответный жест.

— Дай Бог так и будем ездить друг к другу и выигрывать (смеется — ​«С»).

«С»: Почему в первом бою соревнований вы выступили секундантом у Динислама Магомедова?

— Это мой ученик. Пару месяцев готовил его к турниру, и он выиграл бой. Но сначала я возражал, чтобы мы дрались на одном турнире. У него первый бой, у меня — ​последний, между ними большой промежуток времени. Получается, я приеду, посекундирую у него, а потом снова уеду в гостиницу отдыхать. Такая нервозность не нужна. Болеть за своих всегда тяжелее, чем драться самому. Я не люблю, чтобы на одном турнире выступал кто-то из моих близких. Начинаешь переживать, истощаться психологически. Тем более если проиграют.

«С»: Сколько у вас подопечных помимо Магомедова?

— Очень много. У меня своя команда Fahretdinov Team. Мы арендуем зал в Москве, где регулярно тренируемся.

«С»: За вас стало страшно, когда после боя в октагон высыпала огромная толпа болельщиков.

— Вы еще не видели, что творилось в раздевалке (смеется — ​«С»). Там вообще был кошмар. Но все равно очень приятно. Пришли ведь не только татары, но и русские, и мордва, и дагестанцы… Такая дружба еще больше радует. Со всеми сфотографировался, никому не отказал. Устал больше, чем в бою.

«Еще один такой бой — и стану ближе к UFC»Фото: Юрий Кемаев / Столица С

«С»: Какую оценку поставите организаторам турнира?

— Четверочку. Есть много разных нюансов. В раздевалке не оказалось льда, вместо обычной воды — ​газированная. Но это мелочи. Четверка на самом деле высокая оценка. Главное, мне дали возможность проявить себя.

«С»: В плане гонорара не обидели?

— Нет, но я получал и больше. Это самый важный момент после боев (смеется — ​«С»).

«С»: Присутствие почетного гостя Хабиба Нурмагомедова, может быть, послужило дополнительным стимулом?

— Мотивация, конечно, была. Когда награду вручает чемпион UFC, реально видишь, как искренне он рад за тебя. Это очень приятно. Мы с ним в приятельских отношениях. Когда встречаемся, общаемся. В гостинице жили рядом. В день боя вместе тренировались. Он рассказал, что противник достаточно сильный боец, поэтому поединок будет отличный.

«С»: Он как-нибудь прокомментировал бой?

— Разбора полетов не было. Только сказал, что рад за меня. А рядом стоял мой папа. Я спрашиваю у Хабиба: «Отец похож на меня?» Он улыбнулся: «Как две капли воды. Я сразу понял, что он твой отец».

«С»: Почему вы посвятили победу двукратному чемпиону мира по ММА (WMMAA) Магомеду Юнусилау и его недавно погибшему отцу Сулли Юнусилау?

— Чтобы поддержать друга, у которого произошла трагедия в семье. Мы с ним разговаривали после случившегося. На его месте может оказаться любой человек, даже мы с вами. Самое страшное, что подозреваемые в убийстве полицейские сейчас на свободе. Сулли был добропорядочным гражданином. У меня нет сомнений, Магомед говорит правду, что отец не виноват. Если бы речь не шла о родителе известного спортсмена, то дело быстро бы замяли, оно не приобрело бы такой огласки. Это плохо. Чтобы справедливость восторжествовала, мы не должны молчать. Тему поднимали не только бойцы, подключились и звезды шоу-бизнеса. Например, Максим Галкин очень жестко написал об этом событии. Преступники должны быть наказаны в любом случае, независимо от того, кому родственник погибший.

«С»: Следующий бой станет защитой титула?

— Пока не знаю. Может, будет защита пояса либо перейду в категорию ниже — ​77 кг. Рассчитываю провести в этом году еще два-три поединка. Больше не успею и здоровья не хватит.

«С»: Когда приступите к тренировкам?

— Сейчас идет месяц Рамадан. Планирую поститься. По окончании поста приступлю к тренировкам, постепенно стану набирать форму.

«С»: Все спортсмены-мусульмане соблюдают пост?

— К сожалению, не все. Но должны соблюдать. Больные или пожилые люди, конечно, не могут выдержать полностью. А мы, молодежь, обязаны это делать.

«С»: Это не вредно организму спортсмена?

— Наоборот, очень полезно. Есть ряд медицинских доказательств, что организм во время Рамадана очищается от вредных веществ. Плюс духовный аспект. Когда голодаешь, то вспоминаешь, что множество людей по всему миру не имеют доступа к воде и еде. Лично меня пост ставит на место. Задумываюсь о том, что мне повезло больше, чем им.

«С»: Вы неоднократно говорили, что хотите попробовать силы в иностранном промоушене, возможно, в UFC. Досрочная победа над Альберто Удой приблизила к этой цели?

— Однозначно сделал большой шаг в этом направлении. Думаю, еще один такой бой — и стану ближе к UFC. Таких именитых противников, как Уда, у меня было мало. Досрочная победа над ним — ​хорошая заявка.

«С»: Собираетесь на сборы в США?

— Отправиться туда не проблема. Но сборы в Дагестане показали, что и там много отличных спарринг-партнеров. С другой стороны, в Америку можно полететь для знакомства с представителями UFC.

«С»: В обозримом будущем возможно заключение договора с UFC?

— Да, определенно. В последние годы ее руководство все больше подписывает российских бойцов. Это во многом заслуга Хабиба Нурмагомедова.

«С»: Планируете выступить в Саранске?

— Есть такие мысли. Возможно, в этом году у вас состоится такой турнир. Но есть определенные проблемы, в Мордовии этот вид спорта мало кому интересен. А я бы с радостью согласился участвовать в таких соревнованиях. Если столько зрителей мы собрали в Пензе, то представьте, сколько соберем в Саранске!

«С»: Почему вы получили прозвище Гладиатор и приняли этот образ?

— Не могу назвать какую-то определенную причину. До сих пор «Гладиатор» Ридли Скотта один из самых моих любимых фильмов. Плюс у меня сложилась репутация неуступчивого бойца. Однажды меня кто-то так назвал в зале, так и закрепилось.

«С»: Раньше выходили в тюбетейке, а теперь ее сменил римский шлем.

— Шлем сделали друзья. Мне он нравится. Это дополнительная мотивация. Вот уже третий раз выхожу с ним на бой — ​и всегда победы. Правда, на мою чугунную башку он не лезет (смеется — ​«С»).

«С»: Очень эффектно получается, когда перед боем выходите со шлемом и стучите по нему мечом.

— Без элемента шоу тоже нельзя. У каждого бойца должна быть изюминка. У Хабиба папаха, у кого-то тюбетейка, а у меня шлем. Только нужны адекватные элементы шоу, а не перегибы, как у Конора Макгрегора.

Источник

загрузка...
Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Андрей Кириллов
Загрузить еще в Спорт

Смотрите также

Скороходка из Мордовии побила мировой рекорд: кому это нужно?

Елена Лашманова продолжает верить тренерам. Надолго ли еще ее хватит? Фото: Столица С Изда…